Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

СМЕРТЬ ПОБЕЖДАЕТ ВСЕГДА

Вторая часть моего очерка о Екатерине Великой (часть первую читайте здесь) посвящена энергии и одиночеству — двум непременным спутникам всех крупных правителей России. Отличие Екатерины, пожалуй, состоит в невероятной удаче, которая ей всегда сопутствовала. Но удача, к сожалению, не дарует бессмертия


blog_entry_606179

Писать на шкуре своих подданных

Как часто случается в жизни, маленькая бытовая деталь сразу дает понять глубину совершенной Екатериной революции. Помните,  императрица любила нюхать табак и, очевидно, бравировала этой неженской привычкой. Важно, что щепотку табака она брала всегда только левой рукой. Правая рука монарха предназначалась для поцелуя — установленного этикетом приветствия государыни. Зная, что не все любят запах табака, Екатерина не хотела принуждать людей, стоящих ниже себя, испытывать дискомфорт. И это в стране, где царь Петр еще недавно лично бил палкой своих вельмож и вырывал им зубы из одного мальчишеского любопытства. Подумаешь, какие цацы, запах табака им не нравится! Да, цацы, полагала Екатерина. Кстати, для знакомых у нее было припасено особое приветствие, которое выглядит чуть менее феодально, чем лобызание руки. При поцелуе она слегка пожимала пальцы приветствующего ее гостя и тем самым непринужденно стирала разделяющую их границу.

Екатерина выросла при дворе дочери Петра, Елизаветы, которая, по меткому выражению кандидата исторических наук Ольги Елисеевой, «держала двор как дворню». Например, когда Елизавета Петровна неудачно покрасила волосы и их пришлось состричь, последовал приказ всем петербургским дамам сделать то же самое. Как-то Елизавета приревновала  к красавице Лопухиной, которая явилась на бал с розой в волосах такой же, как у государыни. Елизавета велела ей встать на колени и срезала розу с прядью волос. А когда императрице сказали, что униженная Лопухина лишилась чувств, та бросила: «Нешто ей дуре!» И правда, двум слишком модным, с точки зрения императрицы, фрейлинам повезло меньше: она состригла вместе с волосами и немного кожи. Впрочем, судьба Лопухиной будет страшной. Ее обвинят в участии в заговоре, приговорят к порке кнутом, отрежут язык и сошлют в Сибирь. Заговора на самом деле не было, ревность императрицы к Лопухиной просто ловко использовали для политической интриги. Подобных анекдотов о нравах Елизаветы Петровны множество: при государыне, которая мучительно переживала увядание собственной красоты, дамам опасно было выглядеть ярко, нарядно, да просто хорошо. В присутствии  Елизаветы и говорить следовало весьма осторожно. «Было множество тем для разговора, которые она не любила, — вспоминает Екатерина, — например, не следовало совсем говорить о короле прусском, ни о Вольтере, ни о болезнях, ни о покойниках, ни о красивых женщинах, ни о французских манерах, ни о науках — все эти предметы разговора ей не нравились. Кроме того, у нее было множество суеверий, которые не следовало оскорблять; она также была настроена против некоторых лиц и склонна перетолковывать в дурную сторону все, что бы ни говорили… Вследствие этого разговор был очень щекотливым». В итоге за обедом  по преимуществу молчали, но и это возмущало государыню, отчего она нередко выходила из-за стола в раздражении.

ДАЛЬШЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/78076

ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ: ПЕРВАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Долгое царствование Екатерины II — единственный в русской истории период преобразований и побед, про который нельзя сказать «лес рубят, щепки летят». Население страны возросло вдвое. При этом в России практически отсутствовала цензура, были запрещены пытки, созданы выборные органы сословного самоуправления. «Твердая рука», которая якобы так нужна русскому народу, в этот раз совершенно не пригодилась. Что не так?

Это последняя часть трилогии о российской власти. Предыдущие были посвящены
Новгородской республике и староверию. Царствование Екатерины непросто замолчать, но официальная историография и даже массовая психология императрицу не особенно жаловали. Фактически ее правление воспринимали как опасный зигзаг. Я же считаю его первой русской революцией.

1 erichsen-vigilio-retrato-de-catalina-ii-en-frente-a-un-espejo

Екатерина Великая правила Российской империей дольше всех — 34 года*, хотя не имела никаких прав на престол. Современники называли события 1762 года «революцией», так о них, например, пишет участница заговора и подруга Екатерины, княгиня Дашкова. В результате этой «революции» власть над 18-миллионным русским народом перешла к принцессе Софье Августе Фредерике фон Анхальт-Цербст, а ее муж, внук Петра Великого, был убит. 34 года отечественной истории — это почти половина советского периода — невозможно игнорировать, поэтому Екатерина всегда занимала в массовом историческом сознании существенное место. Впрочем, отношение к ней было неоднозначным. Немецкая кровь, убийство мужа, многочисленные романы, вольтерьянство — все это мешало восторгаться императрицей самозабвенно, cо всей патриотической дурью. Эту неловкость прекрасно передал Пушкин в одном незаконченном стихотворении:

Старушка милая жила
Приятно и немного блудно,
Вольтеру первый друг была,
Наказ писала, флоты жгла,
И умерла, садясь на судно.

Екатерина, действительно, лишена аскетического героизма Петра Великого — он-то по расхожей легенде умер, простудившись при спасении простых моряков из ледяной воды. На самом деле никого царь не спасал, а просто давно страдал от совершенно негероической уремии, усугубленной алкоголизмом. Петр уходил из жизни долго и мучительно. По свидетельству современников, он кричал несколько дней подряд так громко, что шарахались даже прохожие на улице. На этом фоне обычная для интеллектуала смерть от инсульта, пусть и в нужнике, выглядит скорее подарком судьбы, которая неизменно была благосклонна к Екатерине, не подвела ее и в последнюю минуту. Стульчаком императрице, как говорят, служил трон польских королей, что несколько компенсирует неэлегантность ситуации, хотя, признаться, звучит маловероятно. Обнаруженная слугами Екатерина так и не пришла в сознание. Она скончалась через 36 часов, лежа на матрасе, который расстелили на полу ее спальни.

ДАЛЬШЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/77756

НЕВИДИМАЯ РОССИЯ

Эта страна совершенно не похожа на ту, которую мы привыкли видеть — неухоженную, крепко пьющую и пресмыкающуюся перед начальством. Она словно другое измерение русской истории. Официальная историография изображала эту страну реликтом темного прошлого, но она парадоксальным образом ушла далеко вперед. Продолжаю публиковать свои историко-публицистические очерки. Нынешний посвящен раскольникам.

blog_entry_593160

Раскольник в официальной русской истории — мрачный фанатик, какой-то реликт Средневековья, о котором неловко вспоминать на фоне превращения лапотной Московии в европейскую империю. О нем и не вспоминали, предпочитая оставлять в допетровской Руси с ее мракобесием и косностью. Боярыня Морозова с полотна Сурикова — иссушенная женщина, со стервозными тонкими губами, с глазами, распахнутыми в бредовое никуда, с воздетым к небу двуперстием — снова и снова уезжала от нас, прикованная к своим саням, в дремучее прошлое страны. Оно было дико и страшно.

В эту упрощенную картину как-то не вписываются старообрядцы Иван Морозов и Сергей Щукин, которые на рубеже XIX–XX веков собрали обширнейшие коллекции французских импрессионистов, Иван Сытин, крупнейший книгоиздатель России, Павел Третьяков, основатель главной московской галереи современного ему русского искусства, Константин Станиславский, создатель МХТ и родоначальник нового сценического метода, который до сих пор изучают в Голливуде, выдающийся врач Сергей Боткин, десятки других успешных предпринимателей, меценатов, общественных деятелей, коллекционеров. Русский капитализм и русский Серебряный век — прощальный расцвет уходящей России — невозможно представить себе без старообрядцев. Как соотносятся мрачные средневековые фанатики с предприимчивыми капиталистами и прогрессивным искусством? Официальная историография просто игнорировала этот факт, считая конфессиональную принадлежность новых героев русской истории малосущественной деталью их биографии. Так ли это? Тогда почему среди деятелей первого русского капитализма представители господствующей конфессии — большая редкость?

ДАЛЬШЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/76975

УПУЩЕННЫЙ ШАНС РОССИИ

Продолжаю искать ответ на вопрос: «Нужна ли русскому народу твердая рука?», поставленный в моем предыдущем очерке. Потребность в «твердой руке» — органическая особенность русского пути или иллюзия, внушенная идеологами авторитаризма? Был ли у нас шанс на другую, человеческую историю?

Был и не раз, но, чтобы разглядеть реальные альтернативы русской истории, приходится продираться сквозь дебри официального мифотворчества


blog_entry_584347

Господин Великий Новгород или Александр Невский

Память о могуществе Великого Новгорода каждый русский до сих пор носит с собой в кармане, даже не подозревая об этом. Наша копейка — это новгородская деньга с изображением всадника с копьем. Отсюда собственно слово «копейка». Московками являлись сабляницы — на аверсе чеканили всадника с саблей, что неудивительно для Москвы, которая была улусом Золотой Орды. Сабля — оружие степи, а потому являлась органическим элементом московской иконографии власти. Новгород не знал ордынского завоевания и хранил память о досабельном периоде Руси. Будучи подчинен Иваном III в 1478 году, он тем не менее обладал эталонной валютой из серебра, которая была в два раза тяжелее московской.

В первой четверти XVI века московские сабляницы совсем испортились обрезами и подмесями. Осуществила первую денежную реформу в истории страны мать Ивана Грозного Елена Глинская в 1535 году. Она и создала московскую копейку по подобию новгородской, что должно было сразу вызвать к ней доверие. Выходит, что Новгород, политически уничтоженный, одержал символическую экономическую победу над Москвой, власть которой и тогда, и позднее лежала за пределами экономики, в сфере насилия или, как бы мы сказали сегодня, в плоскости административного ресурса. Пройдет еще несколько столетий, и Петр I решит, что всадник с копьем — не абстрактный знак власти, а образ святого Георгия Победоносца. Так память о Новгороде замещалась новыми смыслами. Новгородский «копейщик» сделался гербом разграбившей его Москвы.

С Новгородом это будет происходить постоянно. По умыслу или стихийно его история стирается из прошлого России. Между тем еще в середине XIII и даже в начале XV века это было самое могущественное государство на территории нашей будущей страны, много превосходившее по своим размерам Московское княжество. Вместе с двумя другими республиками — Псковом и Вяткой — Господин Великий Новгород занимал весь север Руси: это нынешние Ленинградская, Новгородская, Псковская, Мурманская, Архангельская, Вологодская, Ивановская, Пермская, Кировская области, республики Карелия и Коми, а также часть Латвии, Эстонии и Финляндии. Для сравнения: Москва при Иване Калите, в первой половине XIV века, контролировала даже не всю современную Московскую область.

Новгород — первый русский город, упомянутый в «Повести временных лет». Придел Иоакима и Анны новгородской Святой Софии в основании своем старше киевской Софии, именно в Новгороде была написана древнейшая русская книга — Остромирово Евангелие. Данные археологии подкрепляют свидетельство древнейшей летописи: из всех городов будущей Руси в Новгороде фиксируется старейший культурный слой — он относится к середине X века. Вероятно, «новым» этот город считался по отношению к Городищу, где, как полагают, и обосновался Рюрик около середины IX века. Археологические находки на Городище указывают на плотность здесь скандинавского населения в IX и особенно в X веках.

Советский историк Борис Александрович Рыбаков почти всю жизнь посвятил борьбе против первородства Новгорода и так называемой норманнской теории. Город на Волхове он считал «новым» по отношению не к норманнскому Городищу, а к Киеву, и относил возникновение последнего чуть ли не к VI веку. Среди прочего, это дало основание отпраздновать в 1982 году 1500-летие Киева.

Я еще застал старика Рыбакова на историческом факультете МГУ. Академик совсем выжил из ума, но был величествен и страшен. Драматически играя кустистыми бровями, — это делало его похожим на Чуба из «Ночи перед Рождеством», — он на протяжении почти всех лекций зачем-то рисовал на доске «хляби небесные» к немалому замешательству студентов. Про академика тогда ходил такой анекдот:

— Борис Александрович, в Киеве нашли норманнский клад IX века.

— Закопайте немедленно!

Согласно советской концепции истории, Киев не имел не только никакого отношения к норманнам, он самим своим существованием доказывал, что русская государственность формировалась независимо от варяжских конунгов. Для этого Киеву непременно нужно было быть древнее Новгорода, отчего академик Рыбаков был готов возводить киевских славян чуть ли не к геродотовым песьеголовцам.

ДАЛЬШЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/76242

ПОЧЕМУ РОССИЯ ОТСТАЛА ОТ ЕВРОПЫ

Вопрос неверно поставлен. Для начала: Россия не была Европой. У Старого Света было два сына: Соединенные Штаты Америки и Россия — страны одинаково неевропейские. Один оказался умным, другой… решайте сами.


Вопрос, вынесенный в заглавие, предполагает, что когда-то, во времена оны Россия была не хуже Европы, шла с ней в ногу, и только затем что-то застопорилось. Вину за отставание России уже в XIX веке возложили на три столетия Ордынского ига. C тех пор считается, что татары остановили поступательное развитие Руси, погрузили ее в пучину разорения и неволи, образовали пропасть между нею и остальным цивилизованным миром, которую затем титаническим прыжком попытался преодолеть Петр Великий, но все равно чуть-чуть не допрыгнул. В свою очередь коммунисты изображали упырей вроде Ленина и Сталина очередными «европейскими модернизаторами» лапотной Руси и скрупулезно высчитывали, сколько электроплугов с молотилками произвела Страна Советов к уровню 1913 года. Электроплугов с молотилками мы произвели действительно много, но до Европы снова не допрыгнули, а плюхнулись мордой в грязь еще похлеще. Путин прыгать вовсе запретил и объявил местную грязь «уникальной цивилизацией» и «русским миром», который во все времена был величественно прекрасен, хоть всякий раз и по-разному. По мысли придворных идеологов, наша грязь не просто ничего общего с Европой не имеет, она является грязью живительной, так сказать, бальнеологической, ни много ни мало духовной и нравственной альтернативой загнивающей Европе.

Правда, свободный полет русского ума остановить трудно, особенно в той части общества, которую Ключевский назвал «тонким, вечно подвижным и тревожным слоем». Не все согласны считать грязь «уникальной цивилизацией».

ДАЛЕЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/69908

ПЛОЩАДНАЯ БРАНЬ

Декабрьский номер "Сноба" мы сдавали в разгар скандала по поводу павильона Louis Vuitton на Красной площади. Павильон выполнен по эскизам подлинного сундука, заказанного в начале XX века князем Владимиром Орловым, генералом, флигель-адъютантом и участником Олимпийских игр 1900 года (вторых по счету). Отсюда его инициалы — P.W.O. — и российский триколор. Внутри этого фантастического арт-объекта должна была разместиться выставка, посвященная историческому багажу, в том числе заказанному именитыми российскими путешественниками. Предполагалось, что доходы от продажи билетов пойдут на поддержку фонда Натальи Водяновой «Обнаженные сердца». Но всего этого не случится, по крайней мере на Красной площади. Некая общественность возмутилась неуместностью сундуков в сакральных местах, особенно если есть подозрения, что это как-то связано с пиаром и продажами. Мы же выше всей этой суеты. Это не мы отстояли полжизни в очередях за колбасой, не мы фарцевали, не мы варили джинсы, и это, конечно, не мы набрали потребительских кредитов на 8,8 триллиона рублей. Это были геи и мигранты. Кто же еще?! Мы, православные, молимся, постимся и ходим во власяницах.

Нужно отметить, что сакральной Красную площадь сделали коммунисты, а до этого она почти пятьсот лет как раз и была связана с пиаром, продажами и тем, что в средние века считали «артом». Первое название Красной площади — «Пожар».

Дальше - http://www.snob.ru/magazine/entry/68549

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ТЫСЯЧЕЛЕТНЯЯ РОССИЯ?

Является ли современная Россия собственно Россией? Или это, скорее, нечто новое, возникшее на развалинах Советского Союза, который, кстати, не считал себя правопреемником России, отказался платить ее долги, вообще стер это имя с политической карты мира. Имя вернулось на карту в 1991 году. Но осталась ли суть прежней?

ДАЛЬШЕ - http://www.snob.ru/selected/entry/68295

ВЛАДИМИР МЕДИНСКИЙ: "Я РУССКИЙ ЕВРОПЕЕЦ"

Нынешнего министра культуры я знаю давно, часто пересекался с ним на разных ток-шоу, имеющих отношение к истории России. Мы оба историки, я — по образованию и первой профессии, Владимир Ростиславович, скорее, по страсти. К тому же мы ровесники, он старше меня на месяц. Учились мы в то время, когда невозможно было не увлечься историей. Перестройка. Вся страна погрузилась в прошлое, открывая для себя и оболганную дореволюционную Россию, и намертво сфальсифицированную историю СССР. В отличие от меня, когда-то доцента истфака МГУ, а теперь журналиста и редактора, Мединский окончил как раз факультет международной журналистики МГИМО, и только позднее, будучи депутатом Государственной думы, занялся историей всерьез. Написал несколько острых историко-публицистических книг, защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук по запискам иноземцев о Московии и даже опубликовал исторический роман из эпохи Смутного времени. Именно г-н Мединский является одним из самых последовательных сторонников захоронения тела Ленина и переименования топонимов, созданных в честь особо кровавых деятелей большевистского террора. Но есть у него и еще одно увлечение, связанное с историей.

Владимир Ростиславович коллекционирует русское длинноклинковое боевое оружие: сабли, шашки, шпаги. В его министерском офисе они повсюду. Признаюсь, первый раз в жизни, оказавшись в высоком правительственном кабинете, я потянулся за оружием. Почерневшая сабля, очевидно, XVII века, из эпохи того самого Смутного времени, о котором Мединский написал свой роман «Стена» («Сибирская, времен Степана Разина», — уточняет министр), и драгунская сабля начала XIX века («Солдатская», — добавляет Владимир Ростиславович). Для мальчишки, игравшего в мушкетеров и окончившего истфак, это оружие как магнит. Впрочем, министр культуры вырос, надо полагать, на тех же мушкетерах, поэтому со страстью и увлечением рассказывает мне про экспонаты своей коллекции, технику боя и разные ремесленные тонкости, по ходу критикуя экранизацию мушкетеров и прочих «капитанов».

— Когда слышите слово «культура», хватаетесь за саблю? — спрашиваю я.

— За палаш! — оба смеемся. — Хороший заголовок, — соглашается Мединский.

blog_entry_467216
blog_entry_467220

Дальше - http://www.snob.ru/magazine/entry/66861

АМЕРИКАНЦЫ, КОТОРЫЕ НАУЧИЛИ МЕНЯ ЛЮБИТЬ РОССИЮ

Хотя любить её к тому моменту было не за что

В 1971 году Карл и Эллендея Проффер основали издательство «Ардис», которое спасло запрещенную русскую литературу от забвения. Как это было, рассказывает Эллендея Проффер - http://www.snob.ru/magazine/entry/65034

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ РУССКАЯ НАЦИЯ? ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Итак, от двери спальни, в которую ночью 19 июля 1914 года вошел император Николай II, мы перенеслись на 81 год назад, в 6 декабря 1833 года (18-е по новому стилю), в совершенно другую еще страну.

Чтобы понять, насколько она другая, достаточно оглядеться по сторонам. За пару дней до интересующей нас даты — если быть точнее, 2 декабря — Гоголь читает Пушкину свою «Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: «Прекрасный человек Иван Иванович! Он очень любит дыни. Это его любимое кушанье. Как только отобедает и выйдет в одной рубашке под навес, сейчас приказывает Гапке принести две дыни. И уже сам разрежет, соберет семена в особую бумажку и начнет кушать. Потом велит Гапке принести чернильницу и сам, собственною рукою, сделает надпись над бумажкою с семенами: "Сия дыня съедена такого-то числа". Если при этом был какой-нибудь гость, то: "участвовал такой-то"» — вот в какую страну мы отправились из 1914 года.

Летом 1833 года император и самодержец всероссийский Николай I проезжает через замиренную Польшу. Всего-то два года назад жестоко подавлено восстание поляков, которые едва не убили брата Николая, его варшавского наместника Константина Павловича, а император преспокойно едет в коляске в сопровождении одного графа Бенкендорфа, да еще фельдъегеря на случай, если понадобится отдать срочные распоряжения. Предусмотрительный шеф жандармов, граф Александр Христофорович, конечно, держал в коляске пару заряженных пистолетов (как трогательно), но ни разу ими не воспользовался. Бенкендорф пишет: император «брал прошения от поляков, с ними разговаривал и не принимал ни малейших мер предосторожности, как бы среди верного русского народа». Сегодня такое трудно представить даже на Селигере, не говоря уже о Чеченской республике.

Николай в расцвете сил. Ему исполнилось 37 лет, он является несомненным лидером Европы, поляки повержены, холерные бунты усмирены одним «оловянным» взглядом самодержца, с Турцией заключен выгоднейший Ункяр-Искелесийский договор, закончен «Свод законов Российской империи», которому предстоит, наконец, отменить обветшалое Уложение царя Алексея Михайловича aж 1649 года издания, на Дворцовой площади вот-вот очистится от лесов грандиозный Александровский столп в честь победы великого брата над Наполеоном, превосходящий размерами все колонны и обелиски, существующие в мире. О Николае уже отписался наимоднейший поэт Петербурга, вчерашний друг декабристов, только что выбранный в Российскую Академию Александр Cергеевич Пушкин: «Его я просто полюбил: // Он бодро, честно правит нами; // Россию вдруг он оживил // Войной, надеждами, трудами».

И тем не менее именно в этом, самом удачном и безмятежном году николаевского царствования начинается обратный отсчет. Через 81 год случится война, которая погубит империю, через 85 лет расстреляют названного в его честь правнука, погибнет и большая часть августейшей фамилии, а через сто лет, в 1932–33 годах, от голода, организованного большевиками, в СССР умрет до 7 миллионов человек. На этом фоне в Москве пройдет съезд колхозников-ударников, завершится процесс о «вредительстве на электростанциях» и будет раскрыт контрреволюционный заговор «общества педерастов»: ОГПУ выявит и пресечет деятельность подрывных элементов, которые занимались «созданием сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки».

Но мы пока что в другой России.

Дальше - http://www.snob.ru/selected/entry/63613